Ландшафтный дизайн
и садово-парковое искусство

Максимальный эффект

Сад королевы Максимы в Утрехте: Пит Удольф и не только.
|
16 сентября 2017
Ряд деревьев, бетонный забор, сад многолетников: все гениальное просто и, главное, недорого, если подойти с умом, вкусом и фантазией.
Ряд деревьев, бетонный забор, сад многолетников: все гениальное просто и, главное, недорого, если подойти с умом, вкусом и фантазией.

Что общего между московским парком "Зарядье" и парком королевы Максимы в голландском Утрехте? Казалось бы, ничего: площадь "Зарядья" – пятнадцать гектаров, парка Максимы – триста, на первый потратили двести с лишним миллионов евро, на второй – едва ли пару процентов от этой суммы: это просто зеленый массив на окраине, который только начали не спеша переделывать в парк. Из "Зарядья" видна Красная площадь, из парка Максимы – сонные пригороды, одноэтажная Голландия.

И все же кое-какая связь имеется. Проект "Зарядья"делало нью-йоркское бюро Скофидио и Ренфро – авторы наделавшего шума парка Хайлайн на Манхэттене на месте бывшей железной дороги. Засаживал Хайлайн растениями голландец Пит Удольф, самый известный и модный садовник современности. И в парке Максимы тоже есть сад, созданный по его проекту – Влиндерхоф, или "сад бабочек".

Удольфа сюда заманил Марк Киккерт, единственный штатный садовник парка королевы Максимы. Уговорил знаменитость нарисовать схему посадок для заброшенной поляны на окраине парка – все остальное возьмут на себя волонтеры и местные жители. Осенью 2013 года они разбили дорожки и высадили деревья и кустарники, весной 2014 - посадили многолетники. И вот не прошло и пяти лет (карты Google до сих пор видят тут обычное поле), как Влиндерхоф стал благоухающим оазисом, любимым местом отдыха (и труда) горожан: сюда летят бабочки и шмели, ходят читать книги пенсионеры, ездит на свидания молодежь, здесь спокойно и хорошо.

Казалось бы, чего тут сложного: раздели пустырь на куртины, проложи дорожки, устрой газон, ограничь это живой изгородью, устрой видовые точки, поставь на них скамейки. Посади в куртины многолетники, ассортимент которых прекрасно известен – и результат не заставит себя долго ждать. Как сказал бы Говорухин в "Ассе" – казалось бы, простые слова, ничего такого в них нет. Но есть - все, и так, как у Удольфа, больше почти ни у кого не получается. Дело не в пространном списке растений, а в умении сложить из них композицию. Это, впрочем, вообще беда современного мира: вроде все доступно, и деньги есть, но большие проблемы с тем, чтобы выстроить из этого какой-то связный сквозной сюжет. Получается кино, где вместо истории – набор цирковых трюков, и вечеринки, на которых все стоят, уткнувшись в свои айфоны.

И такие парки, как "Зарядье", стремящиеся вывалить на тебя сразу и симфонический зал, и растения севера и юга, и стеклянный купол, и астрономический бюджет. Все это неплохо, но лично мне больше по душе неторопливая скромность парка королевы Максимы - не спеша подрастающие деревья, разбитый волонтерами Влиндерхоф. Или местный Японский сад - несколько холмов, засаженных тысячами одинаковых белых рододендронов, из которых кое-где торчат молодые гинкго, а на самом высоком холме – несколько стриженых сосен. К дзэну этот сад явно имеет большее отношение, чем иные сочинения на ту же тему, уставленные чайными домиками, фонарями торо и буддами.

"Голландцы – странный народ", - сказала как-то сама королева Максима, аргентинка от рождения, про свою новую родину. "Живут без штор, а больше всего ценят приватность, скряги и прагматики, но умеют гульнуть". Ее тогда дико раскритиковали – а ведь была права, и парк, названный в ее честь – тому подтверждение.

. !!!!