Ландшафтный дизайн
и садово-парковое искусство

Шаровая опора

Парк Маркессак – жемчужина Черного Перигора.
|
8 июля 2016
Шато Маркессак построили в начале XIX века. Его крыша из каменной черепицы весит более пятисот тонн!
Шато Маркессак построили в начале XIX века. Его крыша из каменной черепицы весит более пятисот тонн!

Насколько я не люблю Париж, Сен-Тропе и прочую гламурную Францию, с ее многократно переоцененным амбьянсом, антиквариатом, моделями, геями, дизайном, современным искусством и заносчивой прокуренной богемой, настолько обожаю Францию сельскую, лепеновскую, крестьянскую, винодельческую, колонизаторскую, страну Лемуана, Ле Нотра и "Нормандии-Неман". Два полюса этой галльской драматургии – пресловутый Кап-Ферра на Ривьере и Кап-Ферре на Атлантике, куда я стараюсь приехать летом последние три года: тут серф, а не яхты, устрицы прямо с фермы, а не "молекулярная кухня", деревянные дачи, а не претенциозные виллы, великий старик Бельмондо в ресторане "У гортензий", а не Мамаев с Кокориным с диджеями, кальяном и "шампанзе" в клубе Twigа.

В этот раз я решил изучить восточные окрестности близлежащего к Кап-Ферре Бордо – от лучших во Франции виноградников Сент-Эмийона и Либурна до замков и парков Перигора, Белого (от цвета известняковых скал) и Черного (от цвета рощ каменного дуба, растущего на этих утесах). О виноградниках рассказу попозже, а пока – о парке семьи де Маркессак, лишь двадцать лет назад открытом для публики, и его "самшитовом безумии", ради которого сюда и едут туристы.

История шато восходит к XVII веку, когда к террасам перед ним приложил руку не то сам великий Ле Нотр, не то один из его учеников. Однако парк в его нынешнем виде, раскинувшийся на пару километров по хребту известнякового утеса, был разбит в золотую пору французской провинции – при Наполеоне III. Очередной наследник рода де Маркессак Жюльен де Серваль, вернувшись из путешествия по Италии, решил устроить из Маркессака садово-парковую игрушку в типично итальянском стиле – с буйством топиарных форм, пиниями и кипарисами, романтическим скамейками в укромных уголках тенистых аллей. После Второй мировой войны семья де Маркессак отсюда съехала, и парк стал приходить в запустение, в силу чего в девяностых его решили открыть для публики (за девять евро с носа), приведя в порядок. Самшит посадили на пень, подождали пару лет и вскоре начали снова стричь. И теперь самшитовое "безумство столь диких страстей", по Артюру Рембо, вновь бушует на скалах Черного Перигора – напоминая нам, что есть и другая Франция.

. !!!!