Ландшафтный дизайн
и садово-парковое искусство

Кап-Ферре: долгая дорога в дюнах

Там, где французы, озеленив пески над Атлантикой, сотворили любимый курорт Бельмондо.
|
19 августа 2015
Слева –  море зеленого соснового леса, справа – Атлантика.
Слева – море зеленого соснового леса, справа – Атлантика.

Кап-Ферре, двадцатикилометровая песчаная коса на Атлантике рядом с Бордо – удивительное место, которое я полюбил три года назад и с удовольствием вернулся вновь, хотя в целом не большой поклонник Франции. Во второй половине XIX века, на волне всеобщей веры в триумф человеческого разума над силами природы, здешние песчаные дюны, чтобы они не мигрировали, закрепили тщательно подобранной растительностью – в первую очередь сосной (нетронутой осталась только дюна Пила, самая большая в Европе), и это позволило создать на косе, отделяющей залив Аркашона от океана, цепочку эстетских дачных поселков, на удивление, как отмечают даже западные журналы, looking like dinky Russian dachas. С тех пор в этих краях царят простые радости сложных натур: распитие вин на верандах нарочито простых деревянных домов с открытыми нараспашку калитками (какой контраст с Лазурным берегом, где все не для себя, а напоказ!), катание на велосипедах по сосновым аллеям, серфинг на атлантических волнах, простые, без обычной французской зауми, обеды: мелководный залив Аркашона, по сути, – одна большая плантация устриц, снабжающая ими всю Францию. Даже сами французы здесь отчего-то не такие, как в Париже или в Ницце – не чванливые и глупо-напыщенные снобы с ухватками геев, а простые веселые ребята из фильмов с Бельмондо (у которого, собственно, здесь дача, его можно часто увидеть в ресторане "У гортензий") и Ришаром-Депардье. Видимо, все дело в атлантической соли и сосновых фитонцидах, напрочь убивающих желание казаться, а не быть.