Ландшафтный дизайн
и садово-парковое искусство

С царем в голове

По Солнечной тропе от Ялты до Ласточкина гнезда.
|
16 декабря 2015
Дача "Ласточкино гнездо", символ ЮБК с историей, полной загадок и тайн: до сих пор неясно, кто же ее построил.
Дача "Ласточкино гнездо", символ ЮБК с историей, полной загадок и тайн: до сих пор неясно, кто же ее построил.

Про Солнечную, или Царскую, тропу от Ливадии до Гаспры мне впервые рассказал дуэн московской богемы Сан Саныч Тимофеевский в девяностых годах. "А-такскать, вы ездите в Симеиз и только пьете, а, ну, ребята, ну нельзя так, ведь там есть Большой Хаос и Царская тропа, вот мы с Николой..." Пили мы в молодости в Симеизе действительно много, из всех былых походов по этой тропе запомнились шутки и марки массандровских портвейнов, а вот пейзажи – не очень. Поэтому я решил обновить впечатления. Спустился на набережную Ялты, прошел через Приморский парк, вернее, те клочки, которые от него остались, потому что он весь застроен при Украине, потом морем – до Ливадии, поднялся к дворцу и оттуда пошел уже по шестикилометровой Царской тропе. Ее проложили по указу Николая II, чтобы соединить три имения царской фамилии – Ливадию, Ореанду и Ай-Тодор. В Ливадии сейчас музей и почти полный порядок (хотя на мой вкус, из всех царских дворцов в Крыму этот самый неинтересный), дворец в Ореанде сгорел еще при царях и теперь там благородный сталинский санаторий "Нижняя Ореанда", от Ай-Тодор остались пара корпусов. Я, впрочем, до них не дошел, а спустился к Ласточкину гнезду. Символ Южного берега Крыма, он поразительно напоминает замок Нойшванштайн в Баварии (даром что построен, по одним данным, немцем, бароном Штейнгелем, в ту же эпоху, когда чудил в Баварии экстравагантный Людвиг, правда, по другим – московской не то купчихой, не то актрисой Рахмановой): эффектен издалека, как сценическая декорация, и разочаровывает при близком знакомстве. Впрочем, на фоне гнезд баронов и ласточек наших дней, а их с Царской тропы, увы, тоже видно (хоть она за годы украинского запустения и заросла и одичала, что немного спасает), это Пантеон, не меньше: увидев эти горе-замки, и сам Николай II бы не захотел, а выпил с горя красного крымского портвейна – а-такскать, из горла..