Ландшафтный дизайн
и садово-парковое искусство

Андрей Карагодин о нацистских дачах

Оберзальцберг - деревня, которой нет на картах: здесь, на альпийских лугах с видом на окрестные долины, как Ресин с Лужковым в Молоденово, поселились Гитлер, Геринг, Борман, Геббельс и главный архитектор Третьего рейха Шпеер.
|
13 июля 2013
|

В эпоху пятого айфона все сложнее найти место, окутанное романтической тайной. Поэтому, оказавшись на прошлой неделе в предгорьях Альп, на самой границе Австрии и Баварии, в национальном парке Бертехсгаден, я сразу вспомнил про деревню, которую местные не наносят на карты – стесняются.

Это – Оберзальцберг: здесь, на альпийских лугах с видом на окрестные долины, среди вековых елей, дубов и сосен, во второй половине тридцатых, как Ресин с Лужковым в Молоденово, поселилась верхушка нацистской партии – Гитлер, Геринг, Борман, Геббельс и главный архитектор Третьего рейха Шпеер.

Резиденция «Бергхоф» стала любимым местом бесноватого фюрера, куда он сбегал из Берлина при первой возможности – как Брежнев в Завидово. По легенде, помимо альпийских вершин и безмятежности вод озера Кенигзее, Адольфа привлекала энергетика этого места – астрологи, тибетцы, рунологи, теоретики космического льда и прочие эзотерики, которыми он увлекался, рассчитали, что именно в Оберзальцберге сходятся невидимые геомагнитные линии, по которым проходит Вриль – энергия нордической расы. И вот, презрев оленьи ущелья, ледники и горнолыжные склоны Шонау, Рамсау и Россфельда, я устремился в Оберзальцберг, рассчитывая увидеть как минимум замок Бэтмена или Дракулы. Действительность, как часто бывает, оказалась сильнее любых ожиданий.

В 1945-м авиация союзников стерла почти весь дачный поселок партайгеноссен, включая «Бергхоф» Гитлера, с лица земли – однако некоторые из построек уцелели, а об остальных можно судить по экспозиции местного музея. Сохранились бункер, рельеф, дорожки, гостевые домики, подъездные пути, кое-где видны остатки казарм, террас и видовых площадок, с которых Гитлер показывал Муссолини и отрекшемуся от престола Эдуарду VIII контуры великой арийской мечты. На высоте 1834 метра над уровнем моря на горном пике высится Кельштайнхаус, или «Орлиное гнездо», как его назвали американцы – чайный домик, подарок Бормана к пятидесятилетию Гитлера. К нему ведет 124-метровая шахта лифта, который исправно поднимает гостей и по сей день – в «Орлином гнезде» открыта пивная. Не знаю насчет мистического Вриля и прочих силовыхполей германской расы: прогуливаясь по Оберзальцбергу, я почувствовал дух типичного цэковского санатория – к примеру, наших рублевских «Сосен». Незамысловатые приземистые корпуса, отделанные внутри деревом с ковровыми дорожками, охотничьи домики, расставленные вдоль склона с солдафонской прямотой героя Анато лия Папанова из «Берегись автомобиля». У «сверхчеловеков», как выясняется, все было «слишком человеческое» – собаки, машины, охота, стол с видом на горы и долины, напольные шахматы: немудреный набор желаний из волшебного рога германского филистера. Какой контраст с дворцами великого безумца Людвига, разбросанными там и здесь в разных частях Баварии! В одном из них, в Шахене над Гармиш-Патренкирхеном, вы из скромных охотничьих покоев вдруг попадаете в причудливую обстановку стамбульского гарема, которую создает игра солнечных лучей в цветных витражах. В «Орлином гнезде» Гитлера – ничего подобного: камень, дерево, маленькие окна, тяжеловесная грация столовой заводского профилактория.

Дачи верхушки Третьего рейха не оставляют впечатления чего-то личного и особенного, не говоря уже – выдающегося. Видно, что здесь жили люди, оказавшиеся на самом верху ненадолго, волей случая – ефрейтор Гитлер, летчик и ловелас Геринг, бухгалтер Борман. Крепкие бюргерские дома, чуть больше обычного, в лучшем случае вилла для Гитлера в голливудском стиле – предел мечтаний, как будто их возвели не творцы тысячелетнего Рейха, а участники футбольной команды «Старко». Это невероятно разочаровывает, но и объясняет многое про несчастный для России и Германии двадцатый век. На месте, где когда-то стоял дом Бормана, в Оберзальцберге пару лет назад открыли ультрасовременный отель сети «Интерконтиненталь», а сам Борман, говорят, бежал в СССР и кончил сторожем слонов в московском цирке. Теперь мне понятно, чего на самом деле стыдятся немцы – н непонятно, чем упиваемся мы, смакуя тему старых советских дач.